Все о здоровье в Швейцарии в одном журнале
  • RU
  • EN

Заснуть, чтобы проснуться

 

 

Беспричинная усталость, сонливость среди бела дня, заторможенность… Кажется: накопилась усталость, сказывается стресс и проч. На самом деле это может быть следствием апноэ  – временной остановки дыхания во сне, — которое грозит перерасти в синдром и разрушить здоровье. Только профессионал способен разобраться, опасен ли храп у человека, есть ли апноэ и какой вид лечения нужно выбрать. Об этом наша беседа с доктором медицины Кристофом Пытлик.

 

– Доктор Пытлик, храп – это болезнь? Если люди начинают храпеть во сне, значит ли это, что надо обращаться к врачу?

 

– Сразу скажу, что храп не считается болезнью или расстройством. Скорее это функциональное состояние верхних дыхательных путей. У каждого человека оно индивидуально, но знают о нем все – храпит примерно каждый пятый из нас. Причем понятно, мы сами не знаем, храпим мы во сне или нет – но от нашего храпа страдают наши партнеры и дети – те, с кем мы спим в одной кровати или в одной комнате. Ну а уж если вы храпите так, что сами вскакиваете посреди ночи – то точно пора обращаться к отоларингологу. Потому что храп может быть безобидным, а может сигнализировать о серьезнейших проблемах в организме и даже об угрозе жизни.

 

– Не думала, что все так серьезно. Но многие из тех, кто храпит, уверяют, что ночью они просыпаются по другим причинам, что утром не чувствуют боли в гортани, а значит, все в порядке. Как, например, супруге убедить храпящего мужа обратиться к врачу? Есть ли какие-то симптомы, которые можно заметить днем?

 

– Да, то, что вы рассказываете – обычное дело. Многие даже не связывают свои проблемы со здоровьем, с тем, как они дышат во сне. Сильный храп, повторюсь, не всегда является признаком более серьезных проблем, таких как апноэ во сне. Но если у человека этот синдром, его всегда сопровождает храп. Если у человека на фоне храпа появляются другие симптомы, например разбитое состояние утром (без двух чашек кофе не проснуться), дневная сонливость (хочется спать за рулем и в других ситуациях, когда нужна концентрация), частые походы в туалет ночью, подъемы артериального давления  – это может быть знаком того, что человек страдает апноэ во сне.

 

– Вы говорите именно «апноэ во сне». Это значит, что бывает и в состоянии бодрствования?

 

– Так я выражаюсь для точности. «Апноэ» в переводе с греческого – «безветрие». Строго говоря, так называется любая остановка дыхания. И вы, и я испытываем небольшие приступы апноэ, когда ныряем в ледяную воду или принимаем контрастный душ – перехватывает дыхание; а фридайверы, погружающиеся на глубину без оборудования, понимают под апноэ длинную задержку дыхания, которую дайвер сознательно делает для того, чтобы нырнуть.

 

Апноэ во сне, или, точнее, синдром обструктивного апноэ сна – это опасно. Объясню, как это происходит. Днем мышцы нашей гортани находятся в тонусе, и воздуху достаточно пространства для того, чтобы проходить бесшумно. Когда мы засыпаем, мышцы расслабляются, просвет дыхательных органов снижается, и появляется храп. При апноэ сна просвет сужается донельзя или перекрывается вовсе – вот тогда и наступает остановка дыхания, которая может длиться больше 10 секунд и в тяжелых случаях повторяться до 60 раз за час!

 

– И в чем основная опасность? Так можно задохнуться?

 

– Не совсем. Наш мозг и во сне контролирует организм – когда остановка дыхания становится критической, он дает команду на резкий вдох, человек всхрапывает и продолжает дышать. То есть храпеть. При частых и длительных приступах нарушается сон. В норме дыхание во сне может останавливаться, но не более пяти раз за час. Представьте себе, что такое 60 или более раз – человек практически не спит.

 

Опасностей тут много. Апноэ ведет к общей гипоксемии – недостатку кислорода в крови. Просыпаясь утром, человек не понимает, почему чувствует себя разбитым – а причина в недостатке кислорода в крови, гипоксии (то есть хроническом недостатке кислорода) органов и тканей. Наиболее чувствительны головной мозг и сердечно-сосудистая система. И пожалуйста – снижение памяти и концентрации, сонливость, высокое давление… Снижается активность человека на работе, ему все труднее справляться с делами. Многие недоумевают, почему у них накапливается усталость – на самом деле силам взяться неоткуда, если всю ночь задыхаешься.

 

– Наверное, есть не только ежедневные, но и долгосрочные последствия такого состояния?

 

– В перспективе эти недомогания ведут к снижению сексуальной активности, нарушениям потенции у мужчин. Не говоря уже о том, что апноэ во сне является главной причиной того, что супруги спят в разных кроватях и комнатах – многие на собственном опыте знают, какой громоподобный храп бывает у людей с обструктивным апноэ сна. В общем, качество жизни в целом снижается. Возникает предрасположенность к ожирению, которое только усиливает храп – и тогда эти два комплекса недомоганий подгоняют друг друга, появляется отечность, человек начинает меняться внешне, и не в лучшую сторону…

 

– Доктор, картина совершенно безрадостная. Но ведь храп и апноэ эффективно излечимы?

 

Да, существует много способов избавления от храпа и апноэ. Не все из них эффективны в долгосрочной перспективе, не все удобны. Большое количество пациентов использует CPAP-аппарат – устройство, которое нагнетает воздух в легкие, оставляя просвет дыхательных органов всегда открытым. Надеваете на ночь маску, немного напоминающую противогаз – и никакого храпа. Но главный минус – аппарат не лечит, он устраняет симптомы. Снимите его – и снова будете храпеть, как прежде. Кроме того, сложно и непривычно засыпать с маской на лице; нужно привыкнуть к тому, что ваши дыхательные пути вентилируются. Да и о романтических моментах с партнером придется временно забыть – вы выглядите как персонаж фантастического фильма.  

 

– Ведь должна быть причина того, почему мышцы гортани недостаточно раскрыты для прохода воздуха?

 

– Одной из причин может быть неправильное развитие челюсти. И это уже моя компетенция, челюстно-лицевого хирурга, а не только отоларинголога.

 

– Всегда ли причина в патологии роста челюстей?

 

– Разумеется, нет. Поэтому, когда к нам обращаются с синдромом обструктивного апноэ, в нашей клинике мы сначала проводим комплексное обследование пациента – даже берем у него кровь на общий анализ, чтобы знать, какие еще факторы могут влиять на его состояние.

 

Затем мы помещаем пациента в сомнологическую лабораторию – в ней придется провести ночь, в течение которой специалисты мониторят ход сна и определяют, насколько сильно выражен синдром апноэ; после мы можем предложить лечение, в том числе хирургическое.

 

– Лаборатории сна есть во многих странах. Вы принимаете результаты обследований со стороны?

 

Да, оборудование этих лабораторий более-менее стандартное, поэтому к нам можно приезжать с результатами обследований, проведенных у вашего сомнолога. Но у нас вы так или иначе пройдете наше собственное комплексное обследование –с теми врачами, которые будут продолжать наблюдать вас. Обычно мы предлагаем гостям остаться на три-четыре дня, чтобы пройти все процедуры.

 

 

– Это уже при подготовке к операции? Насколько она сложна?

 

– Это весьма сложная операция. Она должна проводиться очень аккуратно, иначе можно непреднамеренно изменить внешность человека. Тем не менее это не что-то новое. Такие операции называются ортогнатическими – операции по исправлению лицевого скелета. Их успешно проводят по всему миру уже более 25 лет.

 

При операции мы выдвигаем вперед обе челюсти или, в более легких случаях, только нижнюю – совсем немного, настолько, чтобы увеличился просвет верхних дыхательных путей. После этой операции, через некоторое время, все мышцы в гортани и рту меняют свое положение: язык, мягкое небо и небные дуги – все пододвигается вперед.

 

– Сколько может занять восстановление после операции?

 

– Этот момент один из самых тягостных. Сразу после операции мы устанавливаем эластичные укрепления на внутреннюю поверхность челюсти. Это необходимо для правильной окклюзии – формирования прикуса, ведь к нему придется заново привыкать. Также надо быть готовым к тому, что сохранятся на какое-то время отек носа и заложенность. Первую неделю можно будет принимать только жидкую пищу и будет сложно разговаривать, потом становится полегче. Первый этап восстановления занимает около трех недель – пища в этот период должна быть мягкой и измельченной. И должен предупредить, что онемение тканей и чувство дискомфорта могут сохраняться до пяти месяцев.

 

– В любом случае вы убедили меня, что избавление от апноэ стоит таких жертв.

 

– Вы правы. Некоторые пациенты до операции даже не подозревали, какое глубокое влияние оказывало апноэ на их жизнь и общее состояние. Все просто – когда кровь насыщена кислородом, когда нет гипоксемии, человек живет полной жизнью. Восстанавливается трудоспособность, уходят проблемы в бизнесе, воссоединяются семьи… Но не следует думать, будто все так просто – лег под нож и избавился от обструктивного апноэ. Операцию мы проводим только при однозначных показаниях к ней. Многие случаи синдрома апноэ во сне пациенты способны излечить собственными силами. Важно пройти обследование, когда специалисты смогут дать заключение о необходимых мерах лечения.

 

 

Кристоф Пытлик, доктор медицины, эксперт по челюстно-лицевой хирургии, пластической хирургии, имплантологии. Изучал медицину в Вестфальском университете имени Вильгельма (Мюнстер) и университете имени Юстуса Либиха (Гисен). С 1991 по 1996 годы Кристофер Пытлик работал челюстно-лицевым хирургом в Высшей школе медицины (Ганновер), а также осуществлял экспертное консультирование в своей профессиональной области. С 2002 года начал частную практику. В 2011 году основал департамент челюстно-лицевой хирургии в госпитале кантона Ури, Швейцария.

Новый номер