Все о здоровье в Швейцарии в одном журнале
  • RU
  • EN

Возвращение к корням

 

 

Клиника Futuremed – концентрация уникального опыта шести поколений врачей в семье врачебной династии Феттеров. Ее основатели, отец и сын, переосмыслив традиционный подход к функционированию лечебного учреждения, собрали вокруг себя команду высококлассных специалистов и вывели пластическую хирургию на принципиально иной уровень. Сочетание эстетической и традиционной медицины гарантирует успешный результат на 100 процентов. Сегодня SHM поговорил с доктором Себастьяном Феттером о проблеме выпадения волос и современных методах лечения этого недуга, теме весьма актуальной не только для мужчин, но и для женщин.

 

– Доктор Феттер, на чем в первую очередь специализируется ваша клиника?
– Прежде всего, на комбинации эстетической и пластической хирургии с терапевтической медициной. Такое вы встретите редко, хотя это очень логичный подход. Если вдуматься, пластическая хирургия подразумевает операции, для которых отсутствуют какие-либо медицинские показания. Одно дело идти на риск, когда нет выбора и улучшить состояние можно только путем хирургического вмешательства. И другое – когда это не жизненно важно. Здесь пациенту надо тысячу раз разъяснить, что с ним будут делать и как, и дать гарантии, что все пройдет идеально. Добровольная операция должна основываться на 100-процентной безопасности. Это стало нашим основным принципом.
– Какие интересные методики и подходы в лечении пациентов, имеющих проблемы с волосами, вы предлагаете?
– С возрастом люди начинают терять волосы – это естественный процесс старения. Причиной может стать воздействие вредных веществ на кожу головы или интоксикация организма. У нас в клинике применяются разные методики восстановления волосяного покрова. Одна из самых эффективных – трансплантация волос со здоровой кожи головы на те участки, где они выпадают или больше не растут вообще.
Второй метод заключается в регенерации кожного покрова головы. Тут возможно впрыскивание экстракта плазмы крови самого пациента. Или использование стволовых клеток жировой ткани – это одна из новейших методик. Но прежде, чем решить, каким методом воспользоваться, мы проводим полное обследование пациента. Ведь облысение может быть обусловлено многими причинами.
– Это и есть сочетание эстетической и терапевтической медицины, о котором вы говорили ранее?
– Вы совершенно правы. Нет смысла тратить время и деньги на процедуры, если волосы потом снова начнут выпадать. Поэтому сначала мы выясняем причину. Ведь факторов, влияющих на облысение, множество. Это и стресс, и загрязнение окружающей среды, и даже постоянно растущий уровень содержания женских гормонов в питьевой воде и продуктах питания, что способствует выпадению волос у мужчин.
– Почему увеличивается содержание женских гормонов в воде и продуктах? Чем обусловлен этот процесс?
– Представьте, сколько молодых женщин по всему миру принимают противозачаточные таблетки. Вода из канализации поступает в очистные сооружения, затем в реки, грунтовые воды и в конце концов возвращается обратно в водопровод. Но на сегодняшний день в мире не существует ни одного очистного сооружения, которое смогло бы отфильтровать женские гормоны, поэтому постоянно увеличивается их содержание в воде.
– Из каких этапов состоит лечение?
– Сначала мы берем анализ крови, пробу с кожных покровов головы, исследуем и сам волос. И на основании полученных результатов предлагаем оптимальный метод лечения.
Довольно часто перед трансплантацией делаем инъекцию собственной плазмы крови пациента, которая насыщена тромбоцитами. Метод PRP (Platelet rich plasma) существует уже более 20 лет. Однако последние исследования показали, что чем больше содержание тромбоцитов во впрыскиваемой крови, тем лучше идет процесс регенерации волос. Поэтому, если перед нами мужчина, у которого началось незначительное выпадение волос, то, возможно, ему будет достаточно только такой инъекции. Этот метод стимулирует даже спящие луковицы, и волосы начинают расти. Если подобрать правильное количество тромбоцитов, то может восстановиться даже собственный пигмент волос, то есть уйдет седина и вернется натуральный цвет.
К слову, у женщин реакция на PRP-метод намного лучше, чем у мужчин, поэтому и результат намного заметнее. Сейчас мы занимаемся исследованиями этого феномена.
– То есть у женщин проходит седина при применении данного вида лечения?
– Абсолютно верно. Волосы омолаживаются и снова приобретают цвет как в молодые годы.
– Вы упомянули инъекции со стволовыми клетками жировой ткани. Как они влияют на восстановление волосяного покрова головы?
– Жировая ткань является не только накопителем энергии, но и «местом обитания» стволовых клеток. Здесь их в сотни раз больше, чем в костном мозге человека. Пациенту делается обычная липосакция – забор жировых клеток, минимум 150 мл. Процесс занимает около получаса. Ткань отправляем в Швейцарский центр стволовых клеток, где из этого объема получают до 10 миллионов клеток. И спустя два дня мы уже можем использовать их для регенерации волосяного покрова, внедряя в кожу. Продолжительность процедуры минимум четыре часа. При помощи такой инъекции можно добиться роста новых волос на 20–30% кожи головы. Это один из самых современных методов, который, помимо того что эффективен сам по себе, еще дает нам возможность при необходимости подготовить кожу к трансплантации. Кроме того, его используют в случае, если у человека на голове уже недостаточно мест, откуда можно взять волосы для пересадки.
– Он обеспечивает 100-процентный результат?
– Все зависит от состояния здоровья пациента. Важен и его возраст: к сожалению, стволовые клетки стареют вместе с нами, теряя свой потенциал. Но в любом случае волосы гарантированно будут расти. Если пациенту за 50 лет, то бывает, что за один курс лечения регенерировать их полностью не удается. Но каждая инъекция уменьшает на 30– 40% количество залысин.

 

– А если этих процедур недостаточно, то следующим этапом вы проводите трансплантацию?
– Да, она остается самым действенным способом. Делаются фотографии, отмечаются места, где наиболее выражено выпадение волос, чтобы точнее спланировать проведение пересадки. После операции наша основная задача – проследить, чтобы трансплантированный волос прижился, не выделялся на фоне остальных и смог сохраниться как можно дольше.
– Насколько эта процедура сложна для пациента, нужен ли ему наркоз? И как долго она длится?
– Время операции зависит от количества волос, которые необходимо пересадить. Крупные трансплантации – от 1000 луковиц. Самая длительная процедура, которая у нас была, предполагала пересадку более 5000 луковиц. За один день сделать это невозможно. В данном случае все манипуляции заняли в общей сложности более суток – два сеанса по 13 часов.
Длительный наркоз у нас не практикуется, так как плохо сказывается на здоровье, но мы можем дать пациенту снотворное, и он все это время благополучно проспит. Речь идет не об обезболивании, так как процесс трансплантации проходит под местной анестезией. Сама процедура может быть утомительной для человека. Поэтому многие предпочитают спать все время операции.
– Сколько врачей работает с пациентом во время проведения операции?
– Команда состоит из трех человек. Две медсестры сортируют волосы по длине, качеству, месту локации, рассматривают их под микроскопом, а врач уже вводит волос в кожу головы.
Хочу предупредить тех, кто решился на трансплантацию, о двух вещах. Во-первых, придется коротко подстричься. Во время лечения запрещено применение шампуня, а это усложняет уход за длинными волосами. Во-вторых, после пересадки появляется отек, который держится около трех дней. И хотя это временно и абсолютно безопасно, лучше, чтобы пациент в это время находился недалеко от клиники.
– А когда он сможет увидеть первые результаты трансплантации?
– Все очень индивидуально. Сразу после процедуры уже можно заметить новые волосы, но часть корней к этому моменту прижилась не окончательно. Поэтому в период от нескольких недель до двух-трех месяцев выпадение продолжится. Но при этом на их месте будут вырастать новые. Конечный результат трансплантации пациент увидит спустя три месяца или полгода после процедуры.
– Эти волосы остаются навсегда? Они уже не выпадут?
– Волосы для пересадки обычно берутся с задней стороны головы, а там они очень сильные. Поэтому и приживаются надолго, как минимум лет на двадцать-тридцать.
– Проблема облысения больше свойственна мужчинам?
– Нет, это заблуждение. У женщин часто наблюдается рубцующаяся алопеция, когда на отдельных участках головы кожа начинает рубцеваться, и выпадают волосы. Часто это вызвано генетическими заболеваниями. Кроме того, из-за стресса или негативного воздействия окружающей среды может уменьшаться количество мужских гормонов в организме и появляются залысины, как у мужчин. Иногда дело доходит до полного облысения. В таких случаях инъекции стволовых клеток женщинам действуют значительно эффективнее, чем в случае с мужчинами.
– Почему женщины и мужчины реагируют по-разному на лечение? Наверняка у вас есть ответ на этот вопрос?
– В принципе, это можно объяснить следующим образом. Думаю, что женщины хранят в себе силу многих поколений, поэтому у них кровь более насыщенная. Женский организм намного сильнее мужского, он подвержен меньшим повреждениям, более гармоничный, что ли, чем мужской, и поэтому может лучше регенерироваться. Но нам нужно еще разобраться в этом, провести исследования. Тогда я более точно отвечу на ваш вопрос.
– Понятно, почему пациенты выбирают вашу клинику: вы даете людям надежду, основанную на опыте, новых технологиях и крайне уважительном отношении к ним. И, конечно, приятно, что вы с такой ответственностью относитесь к вопросам эстетики.
– Мне особенно радостно это слышать, так как я родился в семье потомственных медиков. Мой отец – известный врач-терапевт, долгое время возглавлял терапевтическое отделение в университетской больнице Цюриха. Естественно, мы с отцом часто обсуждаем различные медицинские темы, в том числе общие проблемы здравоохранения в Швейцарии. И пришли к мнению, что нашей медицине нужен принципиально другой подход. На мой взгляд, тут очень важны интуиция и профессиональное чутье, опираясь на которые наши предшественники могли поставить точный диагноз, не имея под рукой высокотехнологичных приборов. Я с уважением отношусь к врачам, как правило, обладающим большим опытом, которые способны чувствовать пациента. Поэтому у себя в клинике мы объединили тех, с кем вместе работали в университетской больнице. Но отказались от всего того, что прямо ассоциируется с больницей. И презентуем себя не в качестве клиники, а скорее, как центр поддержания хорошего здоровья с научным подходом в сочетании с традиционной медициной.
Я думаю, наше заведение – единственное в своем роде в Швейцарии. Пациенты чувствуют себя у нас очень комфортно. С одной стороны, они здесь отдыхают и получают удовольствие, а с другой – им оказывают высококлассную медицинскую помощь.

Себастьян Феттер
Доктор медицины. Специалист в области регенеративной и антивозрастной медицины, а также пластической, восстановительной и эстетической хирургии. Окончил медицинский факультет университета Цюриха, там же защитил диссертацию на степень доктора медицинских наук. В 2005 году ему присвоена квалификация хирурга в Швейцарском институте повышения квалификации и постдипломного образования (Берн). В 2009 году назначен директором научно-исследовательского департамента Калифорнийского университета Ирвайна (Лос-Анджелес, США). В 2012 году сдал экзамен на врача-специалиста в области пластической хирургии. В 2015 году создал клинику Futuremed в Цюрихе и с тех пор является ее бессменным руководителем. Член Международного союза по антивозрастной медицине.

Новый номер